• Расписание Богослужений

    Первые шаги в храме

    Исповедь и причастие

    Молодежный отдел

    Миссионерский театр

    Воскресная школа

    Наука, ученые, православие

    Глинский патерик

    Страницы Интернета

    Подвижники благочестия

  • Ростовская епархия

    Киево-Печерская Лавра

    Почаевская Лавра

    Троице-Сергиева Лавра

    Православные монастыри

    Экскурсия по храму

  • Апрель 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Мар    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930  
  • Архивы

  • © Церковный календарь

IMG_8131Александр Иванович Смоленец, будущий владыка Арсений, родился 21 июня 1873 года в интеллигентной польской семье. Воспитание получил в семье отца — учителя города Варшавы. Отец был человек верующий, однако духовной (церковной) жизнью семья не жила. Не имея никакого религиозного влияния со стороны членов семьи и извне, с 4-го класса гимназии Александр стал увлекаться церковью,  регулярно посещать все церковные богослужения.

По окончании семинарии Александр поступил в Варшавский университет на юридический факультет. В тоже время стал заниматься богословскими науками. Ко времени окончания в 1896 г. юридического факультета университета со степенью кандидата права у будущего владыки уже определилась наклонность к служению на духовном поприще, но он не считая себя достаточно подготовленным к этому, поэтому по окончании учебного заведения он был назначен младшим кандидатом на судебные должности при Тверском окружном суде. В 1897 г. по собственному прошению Александр Иванович был переведен на родину и приказом старшего председателя Варшавской судебной палаты определен кандидатом на судебные должности при Ломжинском окружном суде. 7 октября 1897 г. назначен младшим контролером 1-го округа Варшавского акцизного управления, 5 декабря переведен на ту же должность в 7-й округ.

Четырехлетняя работа на судебных должностях явилась годами окончательного оформления его мировоззрения и он твердо решил идти по духовной стезе. Все эти годы Александр усиленно занимался богословскими науками, что дало ему возможность в 1899 году поступить вольнослушателем на второй курс Казанской Духовной Академии.  В 1900 г., при посредстве митрополита Антония Храповицкого, который в значительной степени материально содержал молодого человека во время его пребывания в Академии, Александр был зачислен студентом и, как имевший высшее образование, получил право пройти полный академический курс за 2 года с присвоением степени кандидата богословия.

23 марта 1902 года Александр Смоленец был пострижен в мантию ректором Казанской Духовной Академии епископом Чистопольским Алексием (Молчановым) в академическом храме с именем Арсений. 8 июня 1902 года рукоположен во иеромонаха.

 В 1902 году, по окончании Академии, был направлен на административно-педагогическую работу по школам духовного ведомства. 18 сентября 1902 г. назначен преподавателем Священной истории и помощником смотрителя Клеванского Духовного училища. В 1903 стал инспектором Киевской Духовной Семинарии и включен в состав братии Киево-Печерской лавры в качестве соборного иеромонаха. В 1904 возведен в сан архимандрита и получил послушание быть ректором Ардонской Духовной Семинарии (Осетия).  Будучи в должности ректора Ардонской духовной семинарии Терской области арестовал одиннадцать семинаристов — руководителей революционного забастовочного движения в семинарии и, учитывая тяжелую обстановку в стране, распустил последнюю.

В наступившей после революции 1905 года реакции духовенство по линии Союза русского народа и других черносотенных организаций принимало активное участие. Непосредственный начальник архимандрита Арсения, Могилевский епископ Стефан принимал деятельное участие в этом Союзе. Этот же епископ пытался втянуть в Союз Истинно Русского Народа своего подчиненного. Но он, не разделяя этих идей, входить в Союз отказался. По словам святителя, «Во время империалистической войны моя роль как духовного лица сводилась к богослужению молебнов о даровании победы русскому воинству над врагами».

В 1907 владыка Арсений назначается настоятелем Белыничского Богородицкого монастыря Могилевской епархии, где приобретает верного духовного сына, будущего митрополита Алма-Атинского Иосифа (Чернова).

22 октября 1910 г. в Троицком соборе Александро-Невской лавры Арсений Смолянец был хиротонисан во епископа Пятигорского, викария Владикавказской епархии. Хиротонию возглавил митрополит Киевский Флавиан (Городецкий). В хиротонии участвовал Ярославский архиепископ, свт. Тихон (Белавин). Одновременно с исполнением обязанностей викария, владыка становится настоятелем Ново-Афонского монастыря.

В 1912 года владыку переводят  викарием в Тверскую епархию с титулом епископ Старицкий.

 В 1917 году Арсений Смолянец становится викарием Екатеринославской епархии с титулом епископ Приазовский и Таганрогский

В мае 1919 года по инициативе протопресвитера армии и флота Георгия Шавельского, находившегося при ставке главнокомандующего, для организации временного высшего церковного управления был созван Юго-Восточный русский церковный Собор, проходивший в Ставрополе.

Решением собора от 22 мая 1919 года Таганрогское и Приазовское викариатство было преобразовано в самостоятельную епархию, которая стала носить наименование Ростовской и Таганрогской. Центром епархии стал г. Ростов-на-Дону. Правящим архиереем назначен бывший викарий Екатеринославской епархии, епископ Арсений (Смоленец) с титулом епископ Ростовский и Таганрогский, который также был избран членом Высшего Временного Церковного Управления Юго-Востока России (отдел организации приходской жизни).

В 1918 году во время кровопролитных боев за Таганрог, в городе погибло множество солдат с обеих сторон и владыка Арсений решает похоронить всех павших по православным канонам и отслужить панихиду, на что он получает разрешение в исполкоме. Но тела рабочих разобрали родные, а юнкеров свезли на кладбище и свалили в одну общую кучу. Иван Чернов, будущий владыка Иосиф с иеродиаконом Николаем всю ночь одевали тела ребят, а утром владыка Арсений отпел 105 юнкеров, возле братской могилы которых он был впоследствии похоронен.

Узнав о происшедшем отпевании, красногвардейцы и моряки решили убить владыку, якобы за то, что он отказался отпевать пятерых моряков и назвали их черными комиссарами. Они пришли прямо в храм во время службы, но иподиакон владыки Иван Чернов спрятал своего духовного отца и сумел в личной беседе убедить моряков не убивать владыку Арсения.

В январе 1919 года в Таганроге обосновалась Ставка Главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России генерала А. И. Деникина, с которым епископ Арсений поддерживал тесные отношения.

Неоднократно в Ростов и Таганрог к владыке Арсению приезжал митрополит Антоний Храповицкий, которой также поддерживал отношения с генералом Деникиным.

К церковному расколу в православной церкви, наступившему с 1918 года со времени Поместного Собора, владыка относился отрицательно. Он так говорил про это событие: «Этот раскол, кроме вреда для церкви ничего не даст. В происходящей борьбе духовенство среди верующих теряет авторитет, и верующие отходят от церкви. Мероприятия Советской власти по вопросу изъятия церковных ценностей я не разделяю. Мне как духовному лицу жалко было оголять церковь. Отдавать ценности — это нужно было идти против себя, выступать открыто я также не мог, поэтому я не выступал ни за сдачу церковных ценностей, ни против, и свое положение в этом вопросе я характеризую — был на нуле».

После занятия Новочеркасска и Ростова Красной армией в январе 1920г. епископ Арсений не покинул свою паству и находился на кафедре до марта 1922г.

В 1922 г. в Ростове-на-Дону появился комитет «Живой церкви», претендовавший на управление епархией. Владыка Арсений объявил его неправомочным. За это обновленцы обвинили правящего архиерея в контрреволюции и выступили свидетелями против него на устроенном властями процессе по так называемому делу «изъятия церковных ценностей».

Суть процесса заключалась в инциденте избиения организатора изъятия ценностей (Муралова) и нанесении оскорбления члену комиссии НКУ Ростовского ГПУ — Емельянову.

В отместку за сопротивление церковного народа органами ГПУ епископ Арсений и священники К. Молчанов, В. Федосьев, В. Добротворский, И. Цариенко, Н. Успенский, К. Разногорский, К. Зданевич были арестованы и на показательном процессе, проходившем в Ростове 22-30 марта 1922 г. приговорены к разным срокам заключения.

Владыку Арсения суд приговорил к расстрелу. После расстрел заменили 10 годами тюремного заключения. В 1922-1925 гг. владыка отбывал заключение в печально известном СЛОНе – Соловецком лагере особого назначения. Освобожден был досрочно по болезни».

С 6 июня 1925 года владыка назначен управляющим Минской епархией.

30 августа 1927 года — уволен на покой по собственному прошению.

В 1926 году владыка посетил Киев, где встречался с архиепископами Димитрием Абашидзе и Димитрием Вербицким. В том же 1926 году побывал в Нижнем Новгороде, где имел разговор с митрополитом Сергием Страгородским.

1 ноября 1927 года возведен в сан архиепископа с возведением на Ставропольскую кафедру.

25 ноября 1927 года получил назначение в Сталинградскую епархию.

24 апреля 1929 года награжден правом ношения креста на клобуке.

25 июня 1930 года переведен в Крымскую епархию, а 11 августа 1931 года назначен архиепископом Орловским, но в управление епархией не вступал, так как находился под очередным следствием.

14 марта 1932 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило заключить архиепископа Арсения в концлагерь сроком на три года.

С 27 июля 1932 года уволен на покой.

16 февраля 1933 года архиепископ Арсений был досрочно освобожден с лишением права проживать в 12 городах.

В 1933 г. арестован в Сталинграде, до кончины находился в ссылке в разных местах, в частности в 1934 г. в Борисоглебске.

17 сентября 1935 г. назначен архиепископом Семипалатинским, но не имел возможности вступить в управление епархией.

 Скончался 19 декабря на покое в г. Таганроге. Погребен на городском кладбище.

Митрополит Иосиф говорил о нем: «Всю жизнь в дороге, а умер в Таганроге». На одном из портретов архиепископа Арсения Владыка Иосиф написал своей рукой: «(Судьба) — Промысел подарил мне встречу на моем жизненном пути с этим человеком, которого жизнь была — почти легенда, но — реальность».

По воспоминаниям современников, владыка Арсений был высокого роста, глаза черные, проницательные. В походке проявлял властность. Он был человек неподкупной честности, высшей принципиальности и последовательности, но не по времени. От природы был одарен выдающимися математическими способностями и обладал феноменальной памятью, знал много иностранных языков, а французским, английским, немецким и итальянским владел хорошо. В совершенстве знал еврейский, греческий и латинский.

В кругу своих близких он говорил: «Сколько я ни живу, никогда я не копил и не носил на себе золота». В делах веры не допускал никаких компромиссов. Был чист пред Богом и людьми. Ни перед кем он не заискивал для себя славы, любил правду в людях и ценил ее выше всего.

Бывший келейник Владыки Арсения, митрополит Алма-Атинский Иосиф (Чернов), рассказывал в июле 1944 года о необычайном видении, посетившем во сне Владыку Арсения в конце 1933 года. Он видел: «Идет торжественная служба в неизвестном Владыке Арсению храме. Литургию служит Местоблюститель митрополит Сергий с сонмом святителей. Наступает момент великого передвижения всех присутствующих в алтаре и до отказа заполнивших алтарь священнослужителей и мирян. Вдруг начинается шествие. Ведомый сонмом архиереев в предшествии множества иподиаконов, словно небожителей, сияющих своим благообразием и духоносным видом внушающих страх присутствующим и трепет душевный, митрополит Сергий тихо продвигается вперед. Иподиаконы — небожители несут древние страусовые рипиды и опахивают со всех сторон шествие митрополита Сергия. Процессия подходит к горнему месту, которое, к удивлению Владыки Арсения, возвышалось на семи ступенях. Святители начали чин поставления митрополита Сергия в патриархи». На этом видение окончилось. Владыка Арсений поделился своими впечатлениями с келейником и сказал ему: «Ведь это означает не что иное, как необычайное возвышение митрополита Сергия. Его ждет, что-то великое и славное. Но как это может случиться при современных условиях нашей церковной жизни и обстановке? Впрочем, поживем — увидим». Он не дожил до этого торжества. Владыка же Иосиф дожил и увидел исполнение этого знаменательного сна, хотя после этого видения прошло ровно десять лет (1933 — 1943 гг.).