• Расписание Богослужений

    Первые шаги в храме

    Исповедь и причастие

    Молодежный отдел

    Миссионерский театр

    Воскресная школа

    Наука, ученые, православие

    Глинский патерик

    Страницы Интернета

    Подвижники благочестия

  • Ростовская епархия

    Киево-Печерская Лавра

    Почаевская Лавра

    Троице-Сергиева Лавра

    Православные монастыри

    Экскурсия по храму

  • Ноябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Окт    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  
  • Архивы

  • © Церковный календарь

Mariaj-Taganrog

Мария Андреевна Величко (04.08.1852 – 16.06.1943) уроженка села Николаевка, Таганрогского округа, пришла к старцу Павлу лет за пять до его смерти за благословением, идти ли ей замуж или в монастырь. По докладу послушниц ее впустили к старцу Павлу в ту комнату, где он обыкновенно принимал посетителей. Комната эта считалась приемной, в ней стоял образ Божией Матери «Млекопитательницы». Когда она вошла сюда, то послушницы сказали ей: «Ты смотри на образ Божией Матери, а не на батюшку, когда он будет говорить с тобою». Но она так думала в себе: «икону Божией Матери я и в церкви буду видеть, а теперь буду смотреть на старца Павла, что он мне будет говорить, недаром же я летом два дня работала мужику за то только, чтобы он повез меня к старцу Павлу». Старец Павел вышел ко мне, посмотрел на меня, да и говорит: «Ою, дивчина, и умрешь у мене, я тоби справлю черный халат и черный платок и будешь жить у мене, и нихто и знать не буде».

Старец Павел особенно заботился о духовном воспитании  одной из самых усердных своих послушниц. Так, в книге «Блаженный Павел Таганрогский» приводятся такие воспоминания будущей старицы Марии о взаимоотношениях со старцем Павлом:

«Принес однажды кто-то из благотворителей старцу паюсную икру. Когда я уже вечером, помолившись Богу, легла спать, старец говорит мне: «Мария! Иди, я тоби дам икры, поисы та и опять ляжешь спать». Я долго отказывалась, зная, что старец по обыкновению будет после заставлять Богу молиться, но батюшка убедил меня, что не будет заставлять молиться, и намазал мне большой кусок хлеба икрой, я съела, положила три поклона и легла спать. Не прошло и получаса, как батюшка начал кричать на меня: «Алыхо твоему батькови, наилася икры та и лягла спать, иды положи двадцать поклонов, та и ляжышь». Пришлось мне вставать отбивать поклоны и, положивши двадцать поклонов, я опять легла спать. Через несколько времени старец опять начал кричать: «Мария, де ты есть, а лыхо твоему батькови, скильки икры поила, та тильки двадцать поклонов ударила, иди ще двадцать положи, тоди и ляжешь». Терпение у меня начало истощаться, так как мне сильно хотелось спать, и я говорю: «Батюшка, если бы я знала, ни за что б не ела вашей икры». Старец гонял меня до тех пор, пока я не положила сто поклонов и через свою икру не дал мне спать почти всю ночь».

О беспрекословном послушании старцу Павлу говорит такой эпизод из жизни будущей старицы: «В один год зима стояла очень теплая, грязная и дождливая, дороги в Таганроге были плохие, а чрез это и заработки у простых людей были очень скудные. Бедные люди испытывали крайнюю нужду, лишенные куска хлеба и самого необходимого, и сильно горевали. Мария Величко и сказала старцу: «Вот, батюшка, людям бедным горе, многие сидят без куска хлеба», а старец ей ответил: «А лыхо твоему батькови, дивчина, ты ж у хозяина иж хлиб, так и иж во славу Божию, а за людей Сам Бог промышляв». В тот самый день вечером подозвал ее старец и дал ей новый глиняный кувшин со словами: «На пиды на двир и ударь его (кувшин) сильно об забор и слухай, як вин буде издить». Она вышла на двор и, хотя ей жаль было разбивать новый кувшин, но она сделала так, как велел ей старец, и так сильно бросила его об забор, что он загудел, так что искры с него посыпались. Возвратясь в келию, а старец и спросил ее: «Ну, дивчина, як кувшин издив?», она ответила, а старец прибавил: «Ну добре, дивчина», и замолчал.  С того дня, недели за две до праздника Рождества Христова, морозно стало, легла хорошая санная дорога, и люди так заработали к празднику, как раньше никогда не приходилось. Вот и сбылись слова старца, сказанные Марии: «Ты, дивчина, иж хлиб у хозяина, а за людей Сам Господь промышляв»».

В жизнеописании блаженного Павла мы читаем, что «она строго и во всем следует тем наставлениям и заветам, которые ей передал старец при жизни. Храня в своей душе страх Божий, она проводит жизнь истинной подвижницы в подвигах поста и непрестанной молитве, мудро руководя ко спасению как своих меньших духовных сестер, так и приходящих в келию старца и к его гробу».

Незадолго до своего преставления старец Павел обратился к послушнице Марии Величковой: «А ты, Марья, як будешь мене поминать?» Больше других почитая старца, она хотела высказать свое усердие, как будет поминать его и только сказала: «А я, батюшка.. «, но старец не дал ей говорить и сказал: «Буде, буде, дивчино, знаю, знаю, як ты будешь поминать мене». И, действительно, старец сказал истину: она так поминала его, что всю жизнь свою положила на это доброе дело.

Послушница Мария, став на его место и сделавшись старшею, каждую неделю по понедельникам нанимала обедни по старцу Павлу, служа панихиды по нем и раздавала бедным милостыню в память старца, и по его примеру, как он поступал в своей жизни. Поминовение это, продолжающееся до сего дня, год от году усиливается, благодаря усердию и любви к старцу вышеназванной послушницы Марии. До сих пор, спустя более столетие после кончины старца Павла, сохраняются традиции, заложенные старицей Марией, по отношению ко всем паломникам, приходящим в келью старца.

Однажды, незадолго до смерти старца, его послушница Мария поразилась большой перемене в здоровье старца. Подумав о скорой кончине старца, Мария и вздумала спросить его, где она будет жить, когда старец умрет, и говорит ему со слезами: «Батюшка, вы, верно, скоро умрете, где я тогда буду жить, тогда меня Феона выгонит отсюда». Феона эта была старшая послушница старца, которая жила у него лет пятнадцать и управляла его хозяйством, а Мария жила только пять лет и исполняла послушание кухарки. Старец Павел, выслушав ее, сказал: «Дивчино, не знаем, хто кого выгоне, чи тебе Хвиона, чи ты Хвиону», да еще прибавил: ‘Лыхо батькови, усе ий отдав, а вона ще и плаче, а я уручаю вас всех Царице Небесной».

Старец Павел все, бывало, говорил Марии: «Дивчино, бережы ноги, и тоби Бог даст усе». И истинно слово его. Все Господь дал ей за ее послушание старцу, и она строго и во всем следовала тем наставлениям и заветам, которые ей преподал старец при жизни. Храня в своей душе страх Божий и воздержание, она проводила жизнь истинной подвижницы в подвигах поста и непрестанной молитвы, мудро руководя ко спасению как своих меньших духовных сестер, так и приходящих в келию старца и к его гробу.

Приняв старшинство, Мария вместе с ним приняла и перенесла много трудов и забот для поддержания той жизни, какую вел старец, для поминовения его и прославления его имени и подвигов. И правду нужно сказать, много горя и скудости пришлось перенести оставшимся послушницам после смерти старца, но, имея глубокую веру в Бога и навыкши терпению, сильная духом руководительница сестрами послушница Мария не отчаялась в милости Божией и в святых молитвах старца Павла, и первая жертва ее Богу за старца была — неугасимо горевшие лампады пред образами, пред которыми молился и предал праведную свою душу Богу блаженный старец Павел.

Старец не оставил после себя никаких денежных средств, а если при жизни у него и бывали деньги, жертвуемые ему от благодетелей, то он обыкновенно раздавал их неимущим или на украшение храмов Божиих. Приношений этих старцу всегда было много, и дающая десница его никогда не оскудевала, вот почему при жизни старца келия его и живущие в ней никогда и ни в чем не терпели недостатка, а напротив же, будучи, по словам Апостола, нищим, старец многих обогащал и питал сирых и убогих. После смерти старца приношения эти от его благодетелей оскудели, хотя и не совсем прекратились. Многие облагодетельствованные старцем душевно и телесно всегда помнили его и не забывали оставшихся после него сирот-послушниц И вот, кто жертвовал в келию старца муку, то Мария с прочими девушками пекла из нее хлеб и пирожки, продавали их на базаре и вырученные деньги употребляли на церковное поминовение старца и милостыню в память его.

По преданию, перед кончиной, старец Павел одарил своих послушниц различными дарами. После того, как он раздал все свое имущество, к нему обратилась послушница Мария с вопросом: «Что же достанется ей?». На что старец ответил, что ей достанется все и чтоб она не плакала. Блаженный Павел незадолго до смерти говорил: «Хоть я и умру, а мое место не останется пустым. Мой куст никогда не будет пуст. После блаженной кончины старца духовно окормляла его общину достойная преемница старца Павла, Мария Величкова. Истинная подвижница многие годы проводившая в посте и непрестанной молитве, удостоилась от Господа благодатных дарований.

В своей автобиографической книге «Свет радости в мире печали» митрополит Иосиф (Чернов) вспоминает о том, как, еще будучи юным иподиаконом у епископа Арсения (Смоленца), впервые встретился с этой подвижницей благочестия, предсказавшей ему архиерейское служение: «… когда я переходил Митрофановскую улицу, проезжала линейка довольно красивая, полная монашек, как ласточек на проволоке. Я остановился, чтобы пропустить ее, и слышу голос:

— Се архиерей идет Таганрогский.

— Матушка, да это монашонок, который с архиереем приехал.

— Да вы дуры, это архиерей, — и дальше поехали.

Я не обратил внимания на «это архиерей» и на «дуры», а перешел через улицу и понес свечи.

То была старица Мария».

Во время Великой Отечественной войны Таганрог оказались в зоне фашистской оккупации. Немецкий комендант потребовал, чтобы владыка Иосиф совершил молебен за победу немецкого оружия. Владыка Иосиф отказался. После этого ему запретили покидать Таганрог.

 

 Из воспоминаний митрополита Иосифа: «Когда немцы отступали (в августе 1943 г.) я к матушке Марии пришел, (спрашиваю): «Что делать?»

Она говорит:

 — Деточка, немцы уйдут, русские победят.

 — А мне что делать?

 — Коли останешься с русскими, то изобьют — прямо вот так в рай. Коли немцы останутся — забьют. В рай! А когда немцы уйдут и большевики придут и не забьют — це Мария уже не знает, Мария не брэша, но будешь большевицкий митрополит, коли не забьют. Иди, деточка, я уже устала».

15 сентября 1960 года Указом Священного Синода владыка Иосиф был назначен архиепископом Алма-Атинским и Казахстанским. 25 февраля 1968 года владыка Иосиф был возведен Патриархом Алексием I в сан митрополита. (В тот год, через двадцать восемь лет, сбылось предсказание блаженной старицы Марии – «будешь большевицкий митрополит»)

 Помнил владыка Иосиф и слова старицы Марии: «Будешь митрополитом, но выше не поднимайся», поэтому после смерти Патриарха Алексия митрополит Иосиф отказался от патриаршего престола, ссылаясь на то, что он неуч.

Владыка Иосиф рассказывал, что однажды блаженная старица Мария, увидев его, стала пытаться протиснуться между водосточной трубой и стеной дома, где пролезть было невозможно. Она как бы показала этим, какую трудную жизнь предстоит прожить владыке Иосифу. Действительно его жизнь проходила в исключительно трудных условиях, не один раз смотрел он в глаза смерти.

Предсказала прозорливица владыке, что его смерть наступит от ножа. Скончался владыка в 1975 году после операции.  (14 мая 1992 года Митрополит Иосиф был реабилитирован Прокуратурой Ростовской области.)

Прозорливая старица заранее предсказывала владыке, что он её будет хоронить.

В 1927 году семидесятипятилетняя старица Мария вместе с другими членами религиозной общины была привлечена к суду по называемому «делу святых», арестована, оштрафована и выслана за пределы Северного Кавказа на три года по обвинению в вымогательстве (торговле «лечебной» землёй с могилы старца). 

Умерла Мария Величко в Таганроге во время оккупации; как писал краевед Олег Гаврюшкин, немцы «устроили ей пышные похороны». 

Митрополит Иосиф (Чернов) отпевал ее в Свято-Никольском соборе. Похоронена она слева от могилы блаженного Павла Таганрогского на Всехсвятском кладбище. Жители Таганрога и его окрестностей чтут память этой подвижницы, совершая панихиды в день ее кончины (29 июля) и в день ангела (4 августа).

Источники:

Оп.: Блаженный Павел Таганрогский: Составлено послушницей блаженного Павла Марией Цурютиной по рассказам знавших его людей / Мария Цурютина (сост.). — М. : Издательство им. святителя Игнатия Ставропольского, 2000. — 253 с. — (Православия светильники).

Свет радости в мире печали: Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф / Сост. В. Королева. – М. : Паломникъ, 2004. – С.:35-36

 От земли до неба: Чудеса и житие блаженного Павла Таганрогского /Под.ред. Г. Щербины. – Ростов н/Д: Троицкое слово,2004. – 255с.

http://www.kovcheg-kavkaz.ru/issue_38_371.html

http://krotov.info/history/19/56/pavel_tag.htm

http://www.pravsemia.ru/index.php?id=1649