• Расписание Богослужений

    Первые шаги в храме

    Исповедь и причастие

    Молодежный отдел

    Миссионерский театр

    Воскресная школа

    Наука, ученые, православие

    Глинский патерик

    Страницы Интернета

    Подвижники благочестия

  • Ростовская епархия

    Киево-Печерская Лавра

    Почаевская Лавра

    Троице-Сергиева Лавра

    Православные монастыри

    Экскурсия по храму

  • Июнь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Май    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
  • Архивы

  • © Церковный календарь

Filaret_glinskПреподобный Преподобный Филарет (Данилевский) (1777-1841)

Будущий игумен Филарет (в миру Фома Данилевский) родился в 1777 году в семье благочестивых украинских казаков. Научившись грамоте, Фома начал помогать причетникам своего храма в чтении и пении. Протоиерей, настоятель храма, где пел и читал Фома, однажды взял с собой в Киев Фому. Там протоиерей попросил настоятеля Дальних Пещер Киево-Печерской Лавры, иеромонаха Трифиллия, которого хорошо знал, взять к себе в келейники смышленого отрока. В Киево-Печерской Лавре, при отце Трифиллии, Фома прожил около трех лет. Как-то прозорливый старец Трифиллий сказал Фоме: «Знай же, ты будешь монахом и начальником над монахами!». Предсказанию суждено было сбыться.
Когда Фома достиг призывного возраста, ему пришлось отбывать воинскую повинность в Черноморском казачьем войске. С 1802 года Фома подвизался в Софрониевой пустыни, там в декабре 1802 года он был пострижен в монашество. В феврале 1803 года он был рукоположен во иеродиакона. В 1806 году иеродиакон Филарет, по благословению старца Исихия, был рукоположен архиепископом Феоктистом во иеромонахи и назначен благочинным монастыря. Духовные дарования отца Филарета были отмечены многими насельниками монастыря, которые стали обращаться к нему за духовным советом.
В 1817 году Епископ Курский и Казанский Евгений (Казанцев) отправил в Святейший Синод письмо с просьбой назначить строителем в Глинскую Рождество-Богородицкую пустынь отца Филарета. Его просьба была удовлетворена.
Иеромонах Филарет прибыл в Глинскую пустынь 6-го июня 1817 года. В ней в то время насчитывалось лишь несколько почерневших от времени деревянных строений, построенных без какого-либо плана на поляне среди соснового леса, недалеко от речки Обесты. Лишь здание церкви было каменное, но и оно требовало срочного ремонта. К тому времени в пустыни запас хлеба уже истощился, а денежных средств катастрофически не хватало.
Настоятель Филарет сразу занялся организацией ремонта построек, разработал планировку обители, предусматривающую строительство новых храмов и жилых строений в удобных местах. Он призвал братию усилить молитву, ведь молитва, идущая от самого сердца, скорее будет услышана Господом, и «сила Божия в немощи человеческой» свершится. Горячей верой в великое милосердие Божие и коленопреклоненными молитвами пред Чудотворной Иконой Богородицы он добился смягчения сердец местных помещиков, которые стали выделять денежные средства на благоустройство монастыря. Однако и этих средств было недостаточно, чтобы превратить пустынь в образцовый монастырь, о котором так мечтал подвижник. Кроме того, необходимо было уплатить большой монастырский долг. Поэтому, испросив благословение у Преосвященного Евгения, он отправился с ходатайством в Петербург.
Подвижник стремился попасть на аудиенцию к царю. И эта встреча состоялась, по Божией милости, 5 июля 1821 года. Император Александр Первый принял настоятеля Глинской пустыни милостиво, расспросив обо всём, он удовлетворил все просьбы просителя. В частности монастырю было разрешено использовать 300 десятин леса, окружающего обитель.
В Глинском патерике схиархимандрит Иоанн (Маслов) отмечает, что иеромонаху Филарету удалось за короткий срок поднять духовно-нравственную жизнь братии и улучшить материальное благосостояние монастыря. Покровительницей и помощницей во всех Богоугодных делах отца Филарета была Сама Пресвятая Богородица. Однажды, накануне празднования Иверской иконы Пресвятой Богородицы, во время чтения последнего кондака акафиста: «О, Всепетая Мати!» — он удостоился видения Девы Марии, а в другой раз сподобился увидеть Богородицу в своей келье.
Отец Филарет ввел новый монастырский устав, по подобию Афонского, и тщательно следил за его соблюдением. Он говорил: «я дал обет Божией матери установить этот устав в Глинской пустыни для всегдашнего строго исполнения этого чиноположения моими будущими преемниками. Посему, если кто из них нарушит его, с теми буду судиться на суде Божием».
Глинская пустынь стала одной из тех редких обителей, где старческое окормление было утверждено уставом. Отец Филарет придавал особое значение ежедневному откровению помыслов учеников своему старцу, видя в этом путь к искоренению страстей. Каждый инок в обители должен был исполнять келейное правило, данное духовником, состоящее из молитв, земных и поясных поклонов, чтения Евангелия, «Апостола», Псалтыри.
Через три года обитель стала одной из лучших в Курской епархии. Об этом в своих письмах в Святейший Синод писал Епископ Курский и Казанский Евгений (Казанцев).
Двадцать четыре года управлял отец Филарет Глинской пустынью и все это время он подавал личный пример братии своей жизнью и трудами. Например, если он работал в саду, то до полного изнеможения. Он говорил инокам так: « Пот, проливаемый монахом на послушании, при усердном труде и внимании к своему сердцу имеет в очах Божиих такое же спасительное значение для трудящегося, какое имеет кровь, пролитая и проливаемая мучениками». Слабым духом инокам отец Филарет говорил: «Страшливый да не исходит на брань…Так и воины Христовы, приемля и терпя раны от супостата лицом к лицу, через искушения, наносимые им, этим доказывают своё мужество».
Питался старец Филарет лишь вечером, к концу жизни ел лишь кашу без соли и масла. До конца жизни подвижник жил в тесной келии, спал на деревянной скамье с тремя стенками, наподобие гроба, подстелив лишь немного сена. Подвижник, будучи строгим судьёй самого себя, не давая себе никаких поблажек даже с возрастом, был снисходительным к другим. Он призывал других иноков придерживаться золотой середины во всём, предостерегал от чрезмерных подвигов, ведущих к самообольщению и росту гордыни, которая может привести к падению.
С каждым годом росло число насельников Глинской пустыни, которая стала известна всей России и Украине. К братии старец всегда относился с большой любовью, проявлял отеческую заботу, поддерживал мудрыми советами.
Игумен Филарет, являясь автором книг и нотных изданий церковного содержания, щедро делился со всеми своими духовными дарованиями. Его книга, «До и после пострига», выдержала в дореволюционный период несколько переизданий. Его книга, «Наставление о должности духовника, служащего инокиням», не потеряла актуальности и в наши дни.
За свою деятельность на благо святой обители, подвижник удостоился многих наград. Он был награждён набедренником, пожалован наперсным крестом из кабинета Императора, имел наперсный крест в память 1812 года. 14 марта 1839 года он был произведён в игумены. Ему был вручён игуменский посох.
Но сам подвижник не стремился к почестям, принимал их с великим смирением, зная, что всё сделанное в монастыре за эти годы, не его заслуга, а великая милость Божия к нему и вверенной ему обители, по молитвам Богородицы.
В кратком описании Глинской пустыни, составленном для Курской консистории, в 1837 году старец Филарет писал: «Хотя и видны некоторые успехи наружного благоустройства, но внутреннее духовное здание, зиждимое благодатью Господа нашего Иисуса Христа и помощью Владычицы Пресвятой Богородицы, паче и паче принадлежит не нам, но имени Твоему, Господи».
В 1825 году старец Филарет был приглашён императором Николаем Первым, вступившим тогда на престол, для участия в дискуссии, чтобы разрешить сомнения относительно монашества, которые зародились в кругу белого духовенства. Мудрый старец сумел отстоять православное святоотеческое учение и показал всю несостоятельность ложных доводов, сомневающихся в истине представителей духовенства и интеллигенции.
Следует отметить, что старец переписывался с (ныне прославленными) великими Оптинскими старцами Львом и Моисеем. Знал о нём и прозорливый Саровский старец Серафим (прп. Серафим), который почитал его за мудрого старца; бывало даже посылал к нему, приходивших за наставлениями людей. Старец Филарет однажды, после утрени, стоя на крыльце своего дома заметил сияние на небе. Присмотревшись, он понял, что это ангелы возносят душу праведника на небо. Это было 2 января (старый ст.) 1833 года. Старцу Филарету было открыто, чья это была душа. Он сказал келейнику: «Вот как отходят души праведных! Ныне в Сарове почил отец Серафим».
О прозорливости старца Филарета свидетельствует и следующий случай. Однажды к старцу приехала одна благочестивая женщина с дочерью Елизаветой. Получив духовные наставления старца и благословение на обратную дорогу, посетительницы собрались уходить. Однако произошло нечто невероятное, что привело их в некоторое замешательство. Прозорливый старец слегка ударил своим игуменским посохом девушку, и, обратившись к ней, назидательно сказал: «Привыкай к этому: когда сама будешь носить, будешь знать как этим пользоваться». Обе посетительницы очень удивились. Мать даже не могла мечтать о том, что её дочь будет игуменьей. Когда спустя годы Елизавета стала игуменьей Емилией, и на её плечи легли заботы о сестрах женского монастыря, она вспомнила о сокровенном предсказании старца.
Накануне Рождества Христова в 1839 году старец тяжело заболел. После соборования он почувствовал себя лучше. Однако к Великому Посту 1841 года игумен Филарет совсем ослабел. Он со смирением просил у всех прощения, ожидая скорую кончину. Господь открыл своему избраннику, когда наступит последний день его земной жизни. Эконом обители (впоследствии Святогорский затворник иеросхимонах Иоанн, ныне прославленный) рассказал, что на Страстной неделе, спросил отца Филарета: «Ты, отче, верно уже оставляешь нас?» Однако старец возразил: « Нет, мы дождёмся Пасхи Христовой, разговеемся, а там буди воля Господня».
Подвижник сподобился с духовной радостью провести первый день Пасхи, а на следующий день 31 марта 1841 года мирно скончался. Последнее предсмертное завещание его было таким: «Имейте, братие, мир и любовь между собой, а я, если обрету у Господа дерзновение, то верую, что обитель наша не оскудеет. Вы же сотворите любовь, поминайте меня отцом своим, аще аз и недостойный, и обрящете благодать от Бога».
По свидетельству духовных чад старца, духовный отец помогал им и после своей блаженной кончины. Случалось, что он являлся им в сонных видениях, давал духовные советы, предсказывал им день кончины.
Многие верили, что мощи подвижника даже через несколько лет прибывают нетленными. Так и случилось: в 1847 году, когда копали рвы для фундамента при расширении соборного храма, были вынуждены вскрыть склеп, где был погребён
игумен Филарет. Монах Израиль увидел, что гроб оказался целым. Он дерзнул приподнять крышку и увидел, что одежда сохранилась и тело подвижника осталось нетленным, оно источало чудесное благоухание.

Источники:
Жизнеописание игумена Филарета, настоятеля. Составлено по книге Схиархим. Иоанн (Маслов) Глинский патерик. М.1997.
Жизнеописание игумена Филарета, возобновителя Глинской общежительной пустыни Курской епархии. 3-е изд. Одесса, 1905.) (1777-1841)